12:57 

fandom Star Trek 2014

MoiMiraj
20.09.2014 в 20:03
Пишет fandom Star Trek 2014:

fandom Star Trek 2014. Макси. Часть 8

Каты ББ-квест Скачать



Тексты


Название: О маленьких (и не очень) различиях между вулканскими рукопожатиями и человеческими поцелуями, дружбе и любви
Переводчик: fandom Star Trek 2014
Бета: fandom Star Trek 2014
Оригинал: On the Subtle (and not) Differences Between Vulcan Handshakes and Human Kisses, Friendship and Love by littlebirdtold, разрешение на перевод получено
Ссылка на оригинал: On the Subtle (and not) Differences Between Vulcan Handshakes and Human Kisses, Friendship and Love
Размер: макси, 17207 слов в оригинале
Канон: Alternate Original Series (Reboot)
Пейринг: Джеймс Кирк/ Спок
Категория: слэш
Жанр: юмор, романс, флафф
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание:
“Боунз сдавил двумя пальцами переносицу.
— Ладно, дай мне разобраться. Добрая часть экипажа видела, как ты и хобгоблин пытались высосать друг из друга душу, но ты настаиваешь, что вы ни разу не целовались и вообще просто друзья. О, и не забудь тот маленький момент, что у вас обоих есть девушки.
Джим поморщился.
— Послушай, я знаю, как это выглядит, но это совсем не то, чем кажется”.
Иллюстрация: Твой ход
Предупреждения: тройничок с лейтенантом Марленой Моро
Скачать: .doc, fb2, epub
Для голосования: #. fandom Star Trek 2014 - "О маленьких (и не очень) различиях между вулканскими рукопожатиями и человеческими поцелуями, дружбе и любви"


* * *
Джим барабанил пальцами по подлокотнику кресла в ожидании следующего хода Спока.

Спок не спешил, задумчиво глядя на шахматную доску. Меж его бровей появилась неглубокая складка, и у Джима зачесались пальцы от желания дотянуться и разгладить ее. Он едва сдержал смешок, представив, как бы это выглядело. Да уж, это бы точно хорошо закончилось.

— Так, — произнес Джим спустя некоторое время, когда тишина наскучила окончательно. Ему, безусловно, нравилось, что со Споком не приходилось заполнять паузы бессмысленной пустой болтовней, и обычно он наслаждался их дружеским молчанием, но слушать голос вулканца ему нравилось еще больше. Спок был одним из тех редких людей, из уст которых даже самая откровенная нудятина в мире звучала увлекательно, а Джиму — что уж там — было откровенно скучно.

— Так, — повторил Джим, потому что было не похоже, чтобы Спок обратил на него внимание в первый раз. Так не годилось. — Я раньше не спрашивал, но как у вас там с Ухурой?

Спок поднял взгляд от шахматной доски, слегка нахмурив брови.

— Прошу прощения?

Улыбнувшись, Джим подмигнул ему.

— Да ладно, Спок. Мы же с тобой друзья? Друзья должны рассказывать друг другу о таких вещах. Я же рассказываю тебе о Марлене и себе, — Джим повел бровями. — Даже то, что ты не хотел бы слышать.

Спок озадаченно нахохлился. Джим втайне находил это выражение совершенно очаровательным, но ему хватало ума не упоминать об этом вслух.

— Не могли бы вы уточнить, о каких «таких вещах» вы говорите, и какое отношение имеет к этому лейтенант Ухура?

— Да хватит тебе, Спок, ты прекрасно знаешь, о чем я. Не скромничай.

Спок приподнял одну бровь.

— Капитан, мои телепатические способности ограничены физическим контактом, а следовательно, я действительно не знаю. Уточните.

Джим нахмурился. Непохоже, что Спок шутил в своей обычной нешутливой манере.

— Я о твоих отношениях с ней. У вас ведь все так же серьезно?

Спок молча уставился на него.

Наконец он произнес:

— Похоже, у вас сложилось ложное впечатление, будто мы с Нийотой состоим в романтических отношениях.

У Джима отвисла челюсть.

— Вы порвали? Когда?

— Джим, для начала мы с ней вовсе не состояли в отношениях.

— Что? Я видел, как вы целовались!

Бровь Спока почти исчезла под челкой.

— Я никогда не целовал Нийоту и даже помыслить не могу о том, чтобы сделать это в публичном месте.

Некоторое время Джим просто пялился на него.

— Ты меня разыгрываешь, да?

— Как вам хорошо известно, капитан, я никогда никого не «разыгрываю».

Ладно. Хорошо. Здесь явно имело место быть какое-то недопонимание, потому как Спок выглядел совершенно серьезным. Они словно говорили на двух разных языках.

— Спок, как ты можешь не помнить, — медленно начал Джим, — что я видел, как вы двое целовались в транспортаторной перед тем, как нас отправили на “Нараду”? Да какого хрена?! Скотти тоже видел вас! Не говоря уже о других случаях, когда я видел вас целующимися!

Мгновение Спок, казалось, пребывал в полнейшем замешательстве, пока в его глазах вдруг не забрезжило понимание.

— Полагаю, вы имеете в виду то, как мы с Нийотой касались друг друга губами. Верно?

Джим посмотрел на него с изумлением.

— Ну, честно говоря, Спок, это и есть поцелуй.

Спок слегка подвинулся к спинке кресла.

— Возможно, люди и воспринимают это как поцелуй, но для вулканцев этот жест имеет другое значение. В вулканском понимании это не поцелуй, а kr'aa'rka — выражение поддержки, теплого отношения или благодарности между двумя индивидами.

Настала очередь Джима поднимать бровь.

— В самом деле?

Спок склонил голову.

— Именно так. Я пребывал под впечатлением, что и люди время от времени соприкасаются губами с той же целью.

Джим потер лоб.

— Хм, ну быть может, иногда — особенно европейцы — но обычно это романтический или сексуальный жест. Ты правда не встречаешься с Ухурой? — ему все еще сложно было поверить в это. Он уже тысячу лет думал о Споке и Ухуре как о едином целом. Черт, да Ухура ни разу не поправила его, когда он называл Спока ее парнем.

— Нет. Нийота… хороший друг, но не более того, — Спок смотрел на него, слегка сдвинув брови. — От моего внимания не ускользнуло, что команда неправильно поняла природу отношений между Нийотой и мной. Нийота ничего не отрицает, когда ее спрашивают об этом, просто потому что вся ситуация, я полагаю, забавляет ее. Но я считал, что вы отдаете себе отчет, что между нами нет связи романтического характера.

Джим хмыкнул.

— Не-а. Ты вроде, как только что сокрушил всю мою картину мира.

Спок наградил его еще одной приподнятой бровью.

— Это просто вопрос культурного непонимания. Для вулканцев соприкосновение губ в публичном месте не является неуместным или неприличным. Это просто выражение поддержки, изъявление благодарности или приветствие, уместное между членами одного клана. Полагаю, его можно рассматривать как аналог рукопожатия у людей. Интересно, что в наших культурах прикосновение губ и рук несут прямо противоположные значения.

Джим моргнул несколько раз и расхохотался.

— Хочешь сказать, вулканцы целуются при помощи рук?

— Положительно, — подтвердил Cпок и смерил его хмурым взглядом. — Не вижу, что в этом такого забавного.

Джим провел по лицу рукой, пряча улыбку.

— Прости, просто это так… Даже не знаю. Так по-детски? Ну, с точки зрения человека.

Углы губ Спока слегка напряглись.

— Теперь мне стало интересно, какие у тебя оценки по ксенокультуре и курсу дипломатии, Джим.

— О, прекрати дуться, — Джим все еще улыбался. Проклятье, это было ужасно забавно. Сама мысль о том, что выглядевшие такими неприступными вулканцы могут завестись от одного только прикосновения рук…

— Подожди, — внезапная мысль мгновенно отрезвила его. — Тогда почему ты не целовал меня? Я имею в виду… не прикасался к моим губам? Я думал, что я твой лучший друг.

Он едва не прикусил собственный язык. Наверное, ему пора перестать принимать некоторые вещи за данность; сами посмотрите, куда это привело. Не то чтобы они со Споком когда-либо говорили о чувствах… ну, кроме того единственного раза, когда Джим умер, а потом воскрес. «Потому что ты мой лучший друг».

Спок окинул его беглым взглядом и тут же снова уставился на шахматную доску.

— В отличие от тебя, Джим, я испытываю уважение к обычаям других рас. Нийота — эксперт по ксенолингвистике и ксенокультуре, а, следовательно, обладает полным пониманием значения этого жеста для вулканцев. В действительности, она и была его инициатором.

— Эй, хочешь сказать, я узколобый?

Уголки губ Спока едва заметно дернулись.

— Капитан, ваша незрелая реакция на способ, посредством которого вулканцы целуются, говорит сама за себя.

— Ладно, о’кей, возможно, но все-таки я могу вести себя очень даже зрело и понимающе! Если Ухура может, почему я не могу?

— Это не соревнование, капитан.

Джим посмотрел на шахматную доску между ними.

— Ладно, я просто счастлив узнать, что один из моих лучших друзей такого низкого обо мне мнения, — он даже не был уверен, что шутит.

Тишина повисла между ними, пока Джим упрямо не отрывал взгляда от доски.Наконец, Спок заговорил:

— Джим, я… прошу прощения, если мои слова произвели такое впечатление. Я не считаю тебя «узколобым». Я всего лишь не хотел смущать тебя обычаем, который тебе чужд.

— Смущать? Меня? Ты ведь сейчас шутишь? Да у меня душа нараспашку… какой-то там поцелуй в губы — ничто… — он слабо рассмеялся, слегка покраснев. — Черт, этот разговор становится странным, тебе не кажется?

— Действительно.

— Ооо, прекрати! Ты смеешься надо мной.

— Уверяю тебя, я не делаю ничего подобного.

— Еще как делаешь. Ты всегда обращаешься со мной как с младенцем, чьим капризам ты потакаешь, а сам внутри покатываешься со смеху.

В ответ Спок посмотрел на Джима с непонятным тому выражением, что случалось не так уж часто. Обычно Джим гордился своей способностью расшифровывать самые незначительные изменения в лице Спока, но на этот раз не смог его прочитать.

— Ты ошибаешься, Джим, — сказал Спок мгновение спустя, отводя взгляд. — Я прекрасно отдаю себе отчет в том, что ты взрослый.

Джим фыркнул.

— Отлично. Тогда почему не относишься к моим словам серьезно?

— Я отношусь к твоим словам серьезно.

Джим прищурился.

— Тогда докажи это.

Спок наклонил голову.

— Как ты хочешь, чтобы я доказал это?

Джим скрестил руки на груди и откинулся в кресле.

— Веди себя со мной так, как ведешь себя с Ухурой.

— Не думаю, что…

— Мы же оба твои друзья. Значит, логично вести себя с нами одинаково, да?

Спок только смерил его еще одним нечитаемым взглядом.

Стиснув зубы, Джим так же пристально посмотрел на него в ответ. Серьезно, какого черта? Почему Ухура, а не он?

— Очень хорошо, — наконец, произнес Спок, опуская взгляд, и перевел тему.


~*~


В связи с катастрофой на Вега VI и последовавшей за ней бумажной волокитой Джим совершенно забыл об разговоре со Споком. Поэтому, когда это случилось, он был шокирован до глубины души.

Дело было вечером после их очередной игры в шахматы/ работы с документами/ тусовки, и, как обычно, Джим проводил Спока до двери. Около которой Спок остановился, развернулся и, подавшись вперед, на мгновение коснулся губ Джима своими.

— Спасибо за хорошо проведенное время, Джим. Это весьма простимулировало мой интеллект.

Джим моргнул. Потом умудрился выдавить улыбку.

— Да... аналогично. Увидимся завтра.

Когда дверь за Споком закрылась, Джим еще некоторое время продолжал пялиться на нее, потом поднял руку и коснулся пальцами губ.

"Твою мать".

Спок только что поцеловал его. Спок — тот самый Спок, которого выбивало из колеи простое прикосновение. Черт, да он весь напрягался, стоило только Джиму хлопнуть его по плечу или, упаси боже, приобнять Спока за плечи, как бывало с Боунзом, или сделать что-нибудь столь же недопустимое... Спок бы замер и отшатнулся в сторону, словно Джим был каким-то отвратительным слизняком.

Но сейчас, по всей видимости, Спок решил, что прикоснуться к губам Джима совершенно приемлемо и очень по-вулкански. Это было… да странно, мягко говоря. Джим не ждал, что Спок прислушается к его словам.Часть его по-прежнему не верила в произошедшее, тогда как другая еле сдерживалась, чтобы не рвануть в ванную и посмотреть в зеркало, не изменилось ли в нем чего. Джим прекрасно понимал, что это нелепо, но все же блин...

Спок только что поцеловал его.


~*~


На следующий вечер Джим в оба глаза следил за каждым движением Спока.

— Джим, есть какая-то причина, по которой ты не отрываешь от меня взгляда последние тридцать две минуты?

Джим вспыхнул и отвел глаза.

— Что-то не так?

— Да нет. Я… Ты больше не делал этого, — выпалил он и тут же скривился.

Тишина.

Когда Джим снова посмотрел на Спока, на лице его друга застыло все то же нечитаемое выражение.

— Этого? — переспросил Спок.

Джим пожал плечами.

— Вулканское рукопожатие.

— Вулканское рукопожатие, — повторил Спок, и в его словах определенно звучала насмешка, Джим был уверен.

— Ой, да ладно! Хватит прикалываться, — Джим бросил Споку в голову стилус — на что тот даже не счел нужным пригнуться.

— Я не делаю ничего подобного, — отозвался Спок, аккуратно кладя стилус Джима на стол между ними. На самого Джима он не смотрел. — И я не знал, что ты ждешь от меня регулярного осуществления с тобой kr'aa'rka. Ты ясно дал понять, что находишь этот обычай неприятным.

— Что? Нет!

Спок уронил взгляд на стопку бумаг между ними.

— Я не слепой, Джим. Я почувствовал, как ты смутился.

— Нет, честно, ничего подобного.

— Джим…

— Я не вру, клянусь. Согласен, поначалу это все показалось немного диким, но я правда хочу этого, о’кей?! — Джим залился краской. Черт, вслух это звучало еще более странно, чем у него в голове. — Я хочу сказать… Никаких проблем.

Спок с сомнением посмотрел на него.

— Ладно, я докажу тебе, — решился Джим и, вскочив на ноги, обогнул стол.

Спок подозрительно наблюдал за ним, но не отпрянул, когда Джим шагнул прямо в его личное пространство. Тот нервно облизал губы, обхватил Спока рукой за шею в поисках опоры и, наклонившись вперед, накрыл его губы своими.

Спок замер и, казалось, даже перестал дышать. Его губы были теплыми и сухими. Джим быстро поцеловал его еще раз и отстранился. Было бы огромной ложью сказать, что поцелуи не привели его в состояние полного замешательства — это был его лучший друг, причем, самого что ни на есть мужского пола, да еще и вулканец от макушки до кончиков пальцев ног… Но это было… приятно.

Джиму понравилось.

— Видишь? Меня это совсем не парит, — выдавил он с хриплым смешком. В образовавшейся тишине его голос прозвучал слишком громко. — Да ладно, Спок. Не заставляй меня чувствовать себя придурком.

Он почувствовал, что опять начинает краснеть. Иногда Джим действительно ненавидел свою светлую кожу.

— Послушай. Для меня правда много значит то, что ты хочешь kr'aa'rka со мной. Не могу себе представить, чтобы вы, вулканцы, занимались подобным со случайными знакомыми, — он снова хмыкнул. — Черт, обычно я терпеть не могу, когда так говорят, но это честь для меня. Серьезно.

— … Я обдумаю это, — наконец, произнес Спок с выражением лица, которое показалось бы совершенно бесстрастным случайному наблюдателю. Но Джим не был случайным наблюдателем.

Фыркнув, он скрестил руки на груди.

— Ты лжешь. Ничего ты не собираешься обдумывать, — он вздохнул и провел рукой по волосам. — Проклятье, Спок, сколько раз я должен поцеловать тебя, чтобы доказать, что меня это совсем не напрягает?

— Kr'aa'rka не является поцелуем, — коротко отозвался Спок, в свою очередь поднимаясь на ноги и складывая руки за спиной.

Брови Джима поползли вверх от его тона.

— Конечно, как тебе угодно. Но не в этом суть.

— Я не желаю…

— О, да ради… — Джим дернул Спока на себя и поймал его губы своими.

Он не был уверен, как это делают вулканцы, поэтому сделал единственным знакомым ему способом: обвил руками талию Спока и начал покрывать его губы короткими, легкими поцелуями. Он почувствовал, как дыхание Спока сбилось, а тело напряглось, но тот так и не оттолкнул его.

Некоторое время спустя сознание Джима поплыло. И хотя головой он понимал, что, то, чем они занимались, в действительности поцелуем не является, его тело, судя по всему, было не в курсе и реагировало на близость и прикосновения другого существа неуместно, но вполне предсказуемо...

Джим сделал шаг назад прежде, чем его “маленькую” проблему смогли бы заметить, досадуя на себя за предательство собственного тела. Господи, да это же его лучший друг, а не Марлена, и даже не какая-то случайная женщина!

Он прочистил горло и заставил себя встретить взгляд Спока.

— Ну? Убедился?

Спок только кивнул с непроницаемым видом и повернулся, чтобы уйти. Джим прищурил глаза.

— Нет-нет, мистер, ты не можешь просто так взять и свалить. Я хочу кое-что прояснить. Начиная с этого момента, ты будешь целовать… — перехватив холодный взгляд Спока, Джим быстро исправился… — ты будешь осуществлять вулканские рукопожатия со мной не реже, чем с Ухурой. Это понятно?

— Так точно, капитан, — Спок снова развернулся к двери.

Склонив голову набок, Джим скрестил руки на груди.

— Ну и где же тогда мой прощальный не-поцелуй, мистер Спок?

Джим мог поклясться, что услышал, как Спок вздохнул, после чего тот подошел ближе, подался вперед и быстро клюнул его в губы.

— Теперь ты удовлетворен, Джим?

— Еще как. До завтра.


~*~


Если подумать, Джима не должно было удивлять то, насколько вся эта странная тема с вулканскими рукопожатиями — kr'aa'rka или как там еще — повлияла на их общение, однако Джим с трудом мог поверить.

Поначалу он не заметил в поведении Спока никаких изменений, но спустя несколько дней не замечать стало почти невозможно. Словно… словно какая-то преграда, о которой Джим и понятия не имел, исчезла, и теперь Спок казался более расслабленным — и да, ласковым — в его присутствии, чем когда-либо. Он больше не деревенел, стоило похлопать его по спине или обхватить за плечи рукой. Создавалось впечатление, что он находит прикосновения Джима как минимум сносными, а для Спока это было уже немало.

Практически — событием вселенского масштаба.

И все, что должен был сделать Джим, чтобы заставить Спока немного расслабиться, — это позволить ему целовать — эээ… не-целовать — себя, что не составляло для него никакого труда. Черт, да он тащился от мысли, что был одним из двух людей, к которым Спок позволял себе демонстрировать свою привязанность. А еще было классно получить наконец физическое подтверждение того, что Джим ему небезразличен. Ни он, ни Спок особо не отличались умением разговаривать о своих чувствах, а учитывая по-вулкански непроницаемое выражение лица Спока, Джим порой начинал задаваться вопросом: что, если эта дружба значит для него куда больше, чем для самого Спока? И хотя Джим не особо задумывался на эту тему, он все же отдавал себе отчет, что в его привязанности к Споку, было что-то не совсем здоровое.

У него никогда не было подобных отношений.

Конечно, был Боунз, которого Джим любил больше, чем собственного брата, и который был лучшим другом, о каком можно только мечтать, но отношения Джима со Споком… в общем, они отличались. С Боунзом Джим особо не задумывался, что может ранить его чувства, и не парился на тему того, ценит ли тот их дружбу так же, как и он сам. С Боунзом он не чувствовал себя все время как на иголках, но при этом совершенно охренительно.С Боунзом он не думал об их отношениях часами напролет.

Так что да, эта фишка с вулканскими рукопожатиями очень даже помогла успокоить его сомнения насчет их дружбы. Очевидно, что он был дорог Споку, причем настолько, что тот был готов разделить с ним практически семейный обычай. Спок считал его своей семьей.

От одной этой мысли у Джима закружилась голова.

— Спасибо, — сказал Джим, когда они вошли в турболифт.

Заметив, что Спок остановился на полуслове и обернулся к нему с вопросительно приподнятой бровью, Джим понял, что его слова прозвучали совершенно не в тему.

Отлично. Он снова грезил наяву, и даже не помнил, о чем они только что разговаривали.

— За что вы благодарите меня?

Пожав плечами, Джим улыбнулся:

— Не бери в голову. Продолжай.

Спок окинул его недоуменным взглядом, слегка приоткрыв при этом рот.
Джим посмотрел на его губы, и рука сама собой потянулась вперед, чтобы остановить лифт.
Брови Спока взлетели вверх.

— Капитан? Что вы делаете?

С маниакальной улыбкой Джим шагнул к нему ближе. Спок отступил назад.

— Джим, что ты делаешь? — спросил он снова, переводя взгляд с Джима на кнопку запуска лифта.

— Хочу поблагодарить тебя за то, что ты такой офигенный... друг, — пробормотал Джим, прежде чем прижать Спока к стене турболифта и легонько коснуться его губ своими, а потом еще и еще, чувствуя, как по всему телу разливается приятное тепло.

Именно это беспокоило Джима в последнее время: он получал от этих поцелуев слишком большое удовольствие.

Предполагалось, что они будут не более чем платоническим жестом, но это было не так. Не совсем. Хотя они также не были и сексуальными. Джим не стал вдруг ни с того ни с сего сомневаться в собственной ориентации. Он был натуралом — тут ничего не изменилось. Да, Боунз говорил ему, что, согласно психологическому тестированию, он латентный бисексуал, но Джим всегда отмахивался от этой чуши. Мужчины его никогда не привлекали. От прикосновений Спока внутри разливалось тепло и пару раз возникал стояк, но все искупало головокружительное удовольствие, разительно отличавшееся от всего, к чему он привык.

Проблема была в том, что эти невинные поцелуи со Споком нравились Джиму куда больше, чем французские поцелуи и секс с Марленой — и это выбивало из колеи. Будь дело в сексе, все было бы намного проще, но дело было не в нем. Он не хотел Спока в этом смысле. То, чего он хотел… черт, это звучало странно даже в его собственных мыслях, но...

В последнее время его не оставляло чувство, что все, чего он хочет — это забраться Споку под кожу и никогда с ним не расставаться. С каждым днем разрывать их не-поцелуи становилось все труднее, и Джим чертовски надеялся, что Спок не замечает, как он липнет к нему.

Джим едва сдержал разочарованный стон, когда Спок мягко оттолкнул его и сложил руки за спиной.

— Наш обеденный перерыв заканчивается через минуту, и… Нам пора возвращаться на мостик.

Джим кивнул и снова запустил лифт, старательно избегая при этом встречаться со Споком взглядом.


~*~


— Ты видел отчет лейтенанта Монтегю о ремонтных работах на палубе B?

Спок достал из огромной стопки нужный падд и протянул его Джиму.
Джим просиял и, наклонившись, крепко поцеловал его в губы. И еще раз еще раз.
И еще.

“Черт побери! Отодвинься, пока ты не забрался к нему на колени”.

Джим заставил себя отстраниться, мысленно скривившись от правдивости этого утверждения.

— Спасибо. Ты лучший старший помощник в мире.

Спок не казался особо впечатленным.

— Я ваш первый и единственный старший помощник. У вас недостаточно данных.


~*~


Спок захлопнул коммуникатор и поднялся на ноги.

— Судя по всему, нам придется закончить игру в другой раз. Это лейтенант Полежски. В лаборатории 3 требуется мое присутствие.

— Что-то не так? — Джим тоже встал и подошел к Споку.

— Отрицательно. Лейтенанту просто нужно мое экспертное мнение, — Спок встретился с Джимом глазами. Тот слегка приоткрыл рот и облизал губы. — Спокойной ночи, капитан.

Спок вышел из комнаты, и Джим нахмурился. По какой-то причине он чувствовал себя так, словно его… обокрали.

Ему потребовалось целое мгновение, чтобы понять в чем дело: он ожидал — хотел — поцелуя на ночь.

Тяжело опустившись на стул, Джим уставился на стол.

Вот черт.


~*~


Прикосновение губ.
Разделенное на двоих дыхание.
Выдох. Вдох.
А потом все закончилось. Слишком быстро.

Джим проглотил протестующее хныканье, неловко вцепившись в собственные бедра, когда Спок с невозмутимым видом отстранился.

О себе Джим не мог сказать того же. Он вроде как хотел… хотел притянуть Спока в еще один не-поцелуй, но не находил повода… как не находил причины, почему ему этого хотелось.
Черт побери, что с ним было не так? Его губы слегка подрагивали, и он не мог перестать пялиться на рот Спока.

Джим резко развернулся и направился к своему столу, пытаясь взять себя в руки.

— … Мистер Скотт донес до моего сведения, что модификации пищевых репликаторов будут завершены приблизительно через двое стандартных суток. Я предпринял попытку добиться от него более точных расчетов, но не преуспел…

Спок продолжал говорить, но Джим едва мог сосредоточиться на его словах. Он был слишком занят своим небольшим приступом паники.

Джим достаточно хорошо знал себя и отдавал себе отчет, что в последнее время находил самые нелепые причины, чтобы прикоснуться к Споку или чтобы тот прикоснулся к нему, и совершенно не знал, как, черт побери, это прекратить. Создавалось впечатление, что он не мог прожить и пары часов, не чувствуя, как дыхание Спока мешается с его собственным, пусть и всего на мгновение.

Он был уверен, что эта странная потребность — желание прикасаться к Споку — не была сексуально направленной или что-то в таком роде; он вообще был не по этой части. Просто… Просто ему хотелось быть ближе к Споку — и разве это не странно? Разве нормально так сильно наслаждаться прикосновениями к своему лучшему другу мужского пола, чтобы быть придумывать поводы сделать это снова?

Он был совершенно уверен, что нет.

— Джим, ты что, не слушаешь меня?

Джим развернулся и, поймав взгляд Спока, одарил его улыбкой.

— Черт, прости, Спок. Я просто… наверное, я отвлекся.

Спок слегка приподнял бровь.

— Могу я поинтересоваться причиной?

Джим только пожал плечами и начал расставлять фигуры на шахматной доске, хотя едва ли бы расположен играть. Однако еще меньше он был расположен заявить: я просто в панике, так как только что понял, что все время пытаюсь найти причину заставить тебя прикоснуться к моим губам. Потому что да. Это было бы просто отлично.

Но хуже всего было то, что ему не с кем было поговорить об этом. Боунз исключался, он отбыл на пару недель домой, чтобы провести Рождество с дочерью. Марлена тоже не обсуждалась, у них были не те отношения, чтобы делиться друг с другом наболевшим.

Поэтому Джим просто приложил все усилия для того, чтобы выкинуть эти мысли из головы. Это было не сложно. Он прекрасно умел игнорировать то, с чем не знал, как справиться.


~*~


Большую часть времени Джиму нравилось быть капитаном корабля. Он любил свою команду и свой корабль и чертовски гордился обоими. Однако бывали и дни, когда он просто ненавидел свою работу.

Сегодня, похоже, был именно такой день.

Джим потерял трех членов группы высадки из-за радиационного поля, искусственно созданного вокруг террористической базы на Зиксу IV; защитные костюмы не смогли в достаточной мере защитить десант. Им еще повезло, что среди них был Спок, который буквально на себе вытащил половину ребят из зоны поражения, прежде чем те успели получить смертельную дозу радиации. Благодаря своей физиологии, Спок оказался единственным членом экипажа, способным вынести этот вид излучения.

Джиму претила сама мысль о том, чтобы отправить Спока обратно одного, но у него не было выбора. Приказ из штаба был предельно ясен: террористы с Зиксу должны быть заключены под стражу, а в случае необходимости — убиты прежде, чем смогут выполнить свою угрозу и напасть на штаб квартиру Звездного флота. Адмиралам плевать было на то, что Джим уже потерял троих, как и на то, что миссия Спока была практически самоубийством. Джиму хотелось набить Комаку его жирную морду, когда ублюдок заявил, что можно пожертвовать одним ради спасения жизни тысяч других людей. Козлина.

Задумавшийся Джим пришел в себя только, когда Спок уже стоял на платформе транспортатора. Ухура поднялась следом за ним и легонько поцеловала его в губы.

— Будь осторожен, хорошо?

— Я всегда осторожен, — отозвался Спок, и Ухура покинула транспортаторную.

Джим и Спок посмотрели друг на друга. У Джима внутри все скрутило в тугой, болезненный узел, когда он, в свою очередь, шагнул на транспортатор. Он сделал осторожный вдох и положил руку на плечо Спока.

— Только посмей умереть, — яростно прошептал он и, не обращая внимание на присутствие Скотти, прижался губами ко рту Спока.

Они дышали друг другу в губы, обмениваясь легкими, быстрыми поцелуями. Джиму не хотелось останавливаться, не хотелось отпускать его, и похоже, Спок был с ним солидарен. Прикосновения стали более жесткими, губы приоткрылись, ладони Спока опустились Джиму на поясницу.

Джим не хотел отпускать его. Он просто не мог. Место Спока было здесь, в его объятьях. Он просто не имел права умереть, черт его подери.

Скотти прочистил горло.

— Эммм, капитан? Коммандер? — неловко позвал он.

Вздохнув, Джим заставил себя отлепиться от Спока и сделать глубокий вдох.

— Ты вернешься, — твердо произнес он, глядя в темные глаза Спока.

Его старший помощник лишь склонил голову — как всегда сама собранность. Джим шагнул с платформы и кивнул Скотти.

— Врубай.

— Есть, капитан, — пробормотал тот, бросив на него странный взгляд.


~*~
После того, как Спок успешно отключил радиационное поле, что позволило команде службы безопасности спуститься на поверхность планеты и оказать помощь в поимке террористов, и вернулся на корабль через два часа и тридцать две минуты — да… да... Джим считал, — у них состоялся еще один сеанс не-поцелуев перед разбором прошедшей миссии.

Джим вообще-то не планировал делать это в чертовом зале для совещаний, но он был слегка… Ладно, он уже несколько часов с ума сходил от беспокойства, переживая за одного остроухого засранца, каким-то образом умудрившегося забраться ему под кожу. Так что к черту условности. Кирк просто хотел удостовериться, что Спок жив и все еще дышит, но не мог обнять его, как, например, Боунза. Прикосновение к губам было единственным приемлемым для Спока проявлением эмоций — что ж, значит, так тому и быть.

Он прижался губами к губам Спока, едва они вошли в пустой зал для совещаний. Спок вздохнул и еще сильнее прижался в ответ, практически посасывая и покусывая губы Джима, и Джим — м-м-м — ответил тем же.

Им пришлось оторваться друг от друга, когда в комнату вошел Сулу. Джим почувствовал, как его лицо вспыхнуло: он мог представить, как это выглядело со стороны.

Он прочистил горло.

— Где остальные, мистер Сулу? Мы начинаем разбор прошедшей миссии через… — он бросил взгляд на часы, — … через две минуты.

— Уже идут, капитан, — ответил Сулу, залившись краской и смущенно переводя взгляд со Спока на него.

Джим мысленно поморщился, только сейчас в полной мере осознав, как непрофессионально все это выглядело. Учитывая, что он был с Марленой, а также памятуя о том, что вся команда считала, что Спок и Ухура вместе…

Джим простонал про себя. Должно быть, они выглядели гнусными изменщиками с планеты изменщиков.

.
~*~


— До меня дошли слухи, — произнесла Марлена, когда они отдыхали после очередного сексуального раунда.

— Какие слухи? — отозвался Джим, все еще пытаясь отдышаться.

Марлена оперлась на локоть, ее длинные темные волосы волной упали на полную грудь. Джим лениво наслаждался представшим перед ним видом.

— О тебе и мистере Споке. Что вас видели целующимися.

Джим подавил вздох.

— Послушай, все совсем не так, как кажется… Серьезно.

Марлена бросила на него скептический взгляд, ее темные глаза смотрели с недоверием.

— Ты же понимаешь, что это самая заезженная фраза в мире, да?

Джим рассмеялся.

— Ладно, ладно, но это правда не то, чем кажется. Он…

Она покачала головой и накрутила длинный черный локон на палец.

— Слушай, ты не должен ничего мне объяснять. Вообще-то, мне нет никакого дела, пока тебе ясно одно: если у тебя с ним что-то будет, между нами все кончено. Коммандер Спок — глава моего отдела, и я не хочу злить его, потому что взбешенный Спок реально пугает, — она замолчала и передернула плечами. — О’кей, он чертовски горяч, когда злится, но ты понимаешь, о чем я, — она усмехнулась. — Тебе это особенно хорошо известно.

Джим кинул на нее оскорбленный взгляд.

— Я твой капитан, а ты боишься рассердить Спока?

Марлена фыркнула.

— Не обижайся, но да. Ты довольно приземленный, Джим, но коммандер иногда реально пугает. Ему даже не надо повышать голос, чтобы навести на людей такого страху, что они не могут не подчиниться.

Джим нахмурился, не зная, чувствовать ли себя польщенным или оскорбленным. Была ли приземленность хорошим качеством для капитана? Нет, он, конечно, не хотел, чтобы команда его боялась, но… Спок давно советовал ему установить некоторую дистанцию между ним и экипажем. Возможно, он был прав.

— Не волнуйся, — выдавил Джим, лаская грудь Марлены рукой. Черт, ее сиськи просто идеальны. — Коммандер Спок не убьет тебя в приступе ревности. Он мой лучший друг, Марлена. К тому же, ты знаешь… я не по этой части.

А даже если бы и был, то это же Спок. Спок однозначно находился в категории «друзья».
Джим не трахал друзей, особенно мужского пола.
~*~
Сплетни — совершенно обыденная вещь. Они находились на звездолете один бог знает где, так что экипаж развлекался, как мог; Джим все это прекрасно знал.

Он знал это, но ему уже надоели все эти взгляды, которые они получали в последнее время, и под «они» он подразумевал Ухуру, Марлену, Спока и себя.

— Черт подери, я чувствую себя обезьяной в зоопарке, — пожаловался он Споку как-то вечером, с яростью вонзив нож в реплицированное нечто на своей тарелке.

Спок бросил на него взгляд. Они снова обедали в каюте Джима. Есть в столовой было теперь практически невозможно из-за всех взглядов и перешептываний. Джим вовсе не был против того, чтобы внимание Спока принадлежало ему одному, просто он особо не любил, когда на него пялятся.

— Я уже привык к подобным слухам в отношении Нийоты и себя, но должен признать, не ожидал, что реакция экипажа на нашу предполагаемую… связь будет столь резкой.

Джим вздохнул.

— И не говори. Господи, хорошо, что Боунза нет на корабле и не будет еще пару недель. Не хочу даже думать о его реакции, когда до него дойдут все эти слухи.

— Полагаю… я должен извиниться, — неловко сказал Спок.

Взгляд Джима остановился на нем.

— Что? Нет, ты не виноват, Спок. Если уж кто и виноват, так это я.

— Тем не менее, — пробормотал Спок, не отрывая взгляда от собственного супа. — Приношу свои извинения. Быть может, нам имеет смысл прекратить осуществлять kr'aa'rka.

Джим помрачнел и тряхнул головой.

— Даже не думай. Я не собираюсь отказываться от этого только из-за каких-то идиотских слухов. У нас с тобой нет причин чувствовать себя виноватыми.

Спок продолжал упрямо смотреть в суп.
Вздохнув, Джим встал и обошел вокруг стола.

— Послушай, — произнес он, кладя руку Споку на плечо. Тело Спока слегка напряглось под его ладонью. — Видишь, тебе не нравится, даже когда я просто прикасаюсь к тебе, но я тактильный парень, и мне нравится трогать людей, которые мне небезразличны. Можно смело сказать, что мне необходимо касаться небезразличных мне людей. Такой вот я, Спок. Но единственный контакт, который тебя не напрягает — это прикосновение губ, так что я не собираюсь прекращать это из-за каких-то идиотских слухов, понятно? — в подтверждение своих слов Джим нагнулся и прижался губами к губам Спока — мягким, с легким привкусом пломикового супа. Джим улыбнулся и снова соединил их губы. М-м-м.

— Очень хорошо, — отозвался Спок, когда Джим оторвался от него. — Доедай, Джим. Тебе необходимо питание.

Джим закатил глаза и вернулся на свое место, не переставая улыбаться. Странно, но это ощущалось как победа.


~*~


На следующее утро Джим подошел к Споку прямо в столовой и, нагнувшись к нему, не-поцеловал его прямо на глазах у Марлены и Ухуры, стоявших всего в нескольких футах от них. Черт с ними! Это был его лучший друг, он имел право проявлять свои чувства к нему единственным доступным ему способом.

— Думаешь, это было разумно? — произнес Спок, возвращаясь к еде, словно ничего не случилось, и все присутствующие не пялились на них с открытыми ртами.

Джим пожал плечами и отпил немного кофе.

— Может и нет. Но меня тошнит от сплетен. Ненавижу, когда люди пытаются заставить меня чувствовать себя виноватым и стыдиться, когда я не сделал ничего дурного, — его рука с зажатой в ней чашкой замерла в воздухе. — Если только я не поставил тебя в неловкое положение. Черт, если да, то мне правда жаль, Спок.

Спок слегка качнул головой; в его темных глазах застыло странное выражение, когда он встретился с Джимом взглядом.

— Как я уже говорил, я привык к подобным слухам в отношении Нийоты и себя. С профессиональной точки зрения это, без сомнения, не самый твой мудрый поступок, Джим, но это и не против правил.

Джим рассмеялся и хлопнул Спока по плечу.

— И это самое главное, не так ли, мистер Спок?

Глаза Спока улыбались.

— Всегда.

Как ни странно, но после этого и взгляды, и перешептывания прекратились. Ну, по большей части. Джим смутно подозревал, что все просто решили, что они теперь трахаются вчетвером.


~*~


Насупившись, Джим смотрел, как Ухура улыбнулась и чмокнула Спока в губы, прежде чем пойти спать.

Это было… неправильно. И пусть они были в увольнительной, и никто не обращал на них внимания, учитывая, что рождественская вечеринка была в самом разгаре, — тем не менее. Спок был начальником Ухуры. Естественно, Джим знал, что этот поцелуй в действительности поцелуем не являлся, но командованию Звездного флота будет без разницы, если до них дойдут слухи. Если на связь между офицерами с сопоставимыми рангами могли посмотреть сквозь пальцы, то близкие отношения между теми, чьи звания не были равны, весьма осуждались из-за возможного злоупотребления властью.

Он должен был положить этому конец, даже если самого Спока не волновала собственная репутация или карьера. Это был его долг как друга… Ведь так?

Джим все еще раздумывал над этой дилеммой, когда Спок направился к нему. Кирк улыбнулся, увидев на его шее яркий зелено-красный шарф — подарок Чехова.

Как только Спок оказался в пределах досягаемости, Джим обнял его за шею и поцеловал. Положив ладони на бедра Джима, Спок притянул того ближе.

Через какое-то время они нехотя отстранились друг от друга.

— Я думаю, ты должен перестать делать эти вулканские рукопожатия с Ухурой, — заявил Джим мгновение спустя, вспомнив, о чем хотел поговорить со Споком.

Спок мягко провел большим пальцем по нижней губе Джима, вытирая остатки слюны.

— Почему?

— Она всего лишь лейтенант, а ты коммандер и старший помощник на корабле. Командование будет не в восторге.

— Утвердительно. Однако у тебя не было возражений, когда ты думал, что мы с Нийотой состоим в романтических отношениях.

— Да, но это другое! Тогда я думал, что вы... ну... влюблены, и это стоило риска.

Спок встретился с ним глазами.

— Джим, хотя я более чем согласен с логикой твоих рассуждений, Нийота вряд ли поймет. Полагаю, она обидится, если я начну отвергать ее изъявления привязанности.

Джим пристально посмотрел ему в глаза.

— Если она на самом деле твой друг и ты ей дорог, то поймет. Ухура — умная девочка, — он легко коснулся его губ своими. — Давай, Спок. Это беспечно и глупо. Ты сам знаешь.

Спок смотрел прямо на него, но, казалось, его мысли были где-то далеко, а взгляд устремлен в никуда.

— Очень хорошо. Я поговорю с ней, — наконец произнес он и снова подался вперед.

Джим улыбнулся ему в губы.


Продолжение в комментариях...











URL записи

@темы: Star Trek

URL
   

На память

главная