22:36 

Хочу тебе принадлежать

MoiMiraj
20.09.2014 в 18:43
Пишет fandom Omegaverse 2014:

fandom Omegaverse 2014. Макси





Название: Хочу тебе принадлежать
Переводчик: fandom Omegaverse 2014
Бета: fandom Omegaverse 2014
Оригинал: Longing to belong by couchbarnacle (разрешение получено)
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org
Размер: макси (22k+ в оригинале)
Пейринг/Персонажи: Шерлок Холмс/Джон Ватсон, Майкрофт Холмс/Антея, Грег Лестрейд
Категория: слэш
Жанр: AU, ангст, флафф
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Найти свое место в мире бывает очень сложно. Особенно, когда все твои мечты рушатся на глазах.
Иллюстрация: Обнаженный
Примечание/Предупреждения: fandom Sherlock BBC; ООС
Для голосования: #. fandom Omegaverse 2014 - "Хочу тебе принадлежать"





Глава 1

Джон стоял около "Бартса", дожидаясь приезда матери. Тонкая куртка не спасала от холода. Он вздрогнул и тут же поморщился – свежие швы давали о себе знать. Люди старались обходить его стороной. Джон залился краской – они наверняка чувствовали этот запах.

Через некоторое время подъехала мама на своем стареньком мини-вэне. После быстрых и неуклюжих объятий они вместе уложили вещи и сели в машину. Джон сразу отвернулся к окну; руки тут же инстинктивно потянулись к животу. Нижняя часть его тела болела ужасно, несмотря на большое количество обезболивающих. Как же пусто и одиноко...
— Хочешь, заедем куда-нибудь, покушаем? — робко спросила мама.

— В этом нет необходимости, — ровным голосом произнес Джон.

— Джонни... — с грустью начала она.

— Прости, я просто не хочу есть.

— Все будет хорошо, милый, — похоже, она сама в это не верила. — Вот увидишь!

— Его вытащили из меня, — сказал Джон, едва сдерживая слезы. — Они вырезали все, а я до сих пор его чувствую.

— Все образуется, — надломленным голосом произнесла мать. — Папа дома и ждет нас. Знаешь, мы подготовили для тебя комнату, там очень удобная кровать.

— Спасибо. Гарри тоже приедет?

— Ты же знаешь свою сестру, — в ее голосе проскользнуло недовольство. — Она позвонила и сказала, что в ближайшее время будет занята в очень сложном проекте.

— Сумасшедшая, — фыркнул Джон, чувствуя, как пустота потихоньку уступает место раздражению. Даже как будто стало легче.

— Да, она у нас такая, — мама криво улыбнулась.

Подъехав к дому, Джон увидел отца, который нервно топтался у порога. Завидев знакомую машину, тот кинулся помогать с вещами, чмокнув по пути сына в светлую макушку.

Джон аккуратно лег на диван, чувствуя на себе обеспокоенные взгляды родителей.
— Может, хочешь покушать? — спросил отец. — Можно сообразить что-нибудь вроде пасты.

— Он не голоден, дорогой.

— Ааа, — промямлил тот. — Включить телевизор? Хотя, ты наверно устал. Может, тогда поспишь? Мы комнату подготовили.

— Да, я, пожалуй, посплю, — Джон тяжело вздохнул. — Спасибо за все. Я же знаю, что у вас места немного и...

— Чепуха! — перебила мама. — Мы рады, что ты снова здесь. Ты съехал от нас слишком рано, я всегда это говорила.

— Ага, — проворчал Джон. — Мне эээ... нужна помощь, чтобы переодеться.

— Конечно, — закивал отец. — Мы говорили вчера с твоим доктором. Он нам пришлет рецепт и номер эндокринолога, и мы запишемся на следующую неделю.

— Хорошо, — нервно ответил Джон. И почему стало трудно дышать?

— Не беспокойся, — мама словно почувствовала его волнение. — У тебя есть куча времени, чтобы все уладить. Не стоит торопиться.

— Да, у меня есть вся жизнь для этого.

~*~

— Ты только посмотри на себя, — Сэм без смущения наблюдал, как Джон выходит из душа. — Выглядишь великолепно.

— У меня опухли коленки и растяжки на бедрах, а из-за этих гормонов у меня прыщи по всему лицу, — пожаловался Джон. — Вряд ли это великолепно.

— О, как ты не прав, — Сэм подошел к нему и с самодовольным видом принялся поглаживать его круглый живот. — Сегодня ты узнаешь?

— Ага, — Джон извернулся и чмокнул своего бету в уголок губ. — Они скажут точную дату.

— Знаешь, это все, о чем я мечтал, — с жаром прошептал Сэм, не отнимая рук от его живота.

— Я рад, — Джон чувствовал столько счастья и теплоты. — Как же хорошо, что ты у меня есть.

— Ты заслуживаешь этого, — сказал Сэм. — Ведь ты подарил мне семью.


~*~

Отвратительно.

Джон стоял, обнажившись, перед зеркалом в ванной комнате и едва сдерживал подступающую тошноту. Шрам от операции пересекал все растяжки внизу его живота; он выглядел, как чудище Франкенштейна. Дряблый живот и грудь, сморщившийся от гормонов пенис.

Логически он понимал, что это пройдет. Гормоны стабилизируются, кожа подтянется, и шрам побледнеет. Но проблема все равно останется. Из него теперь никудышный омега: с ним разорвали Связь, ведь он больше не сможет иметь детей.

Стук в дверь вырвал его из мрачных мыслей.

— Сынок, у тебя через час встреча с доктором, — сказал отец. — Если хочешь успеть, надо поторопиться.

— Иду, — отозвался Джон. Стараясь не обращать внимания на ненавистное отражение в зеркале, он быстро начал натягивать одежду.

В больнице его встретила хорошенькая бета – доктор Сойер. У нее были длинные темные волосы и добрая улыбка. Оставив отца в коридоре, Джон зашел в кабинет.

— Итак, Джон, — доктор указала на стул перед ней. — Доктор Рэйм переслал мне все файлы насчет тебя этим утром. У тебя были две трудные недели. Как ты справляешься?

— Вам не нужно...эээ… — смутился Джон. — Для этого у меня есть психолог.

— Джон, — перебила она. — Я забочусь о своих пациентах. Я хочу знать все, чтобы решить, готов ты к этой беседе или нет.

— Я готов, — настоял Джон.

— Ну, хорошо. Тогда, пожалуй, начнем?

— Конечно.

— Совсем недавно ты испытал травму, от которой во втором триместре беременности у тебя произошел выкидыш. Репродуктивная система не выдержала нагрузки, поэтому ты в последующем не сможешь выносить ребенка. Несколько дней назад твой бета настоял на очистке твоей крови от его феромонов. Процедура завершилась десять дней назад, в то же время ты перешел под опеку родителей. Все верно? — закончила она.

— Да, — оторопело произнес Джон. — Более чем.

— Значит так, — снова начала доктор Сойер, — Тебе всего девятнадцать. Впереди целая жизнь. Эндокринная система функционирует нормально. Течки будут проходить несколько раз в год, как и раньше. Ты вернешься в Институт?

— Нет, — твердо заявил Джон. — Ко мне приходил их представитель, пока я был в больнице. Сказал, у них нет клиентов, которым нужна бесплодная омега с разорванной Связью.

— Ну да, — с грустью согласилась доктор. — Извини.

— Ничего, — в горле встал комок. — Я не знаю, что мне теперь делать и куда идти. Я теперь бесполезный.

— Будет вам, мистер Ханниган, — пожурила она.

— Мистер Ватсон, — исправил Джон. — Это он тоже забрал.

— Понятно. Ты не первый пациент с такими проблемами. У нас есть выход.

— Правда? — не поверил Джон. — И какой же?

~*~

— Джон Ватсон? — осторожно позвал мужчина.

Джон выглянул из-за книжки. Он сидел в кафе Института в ожидании своего потенциального партнера. Вчера ему сообщили, что ему нашли клиента, и омега не мог уснуть всю ночь. С улыбкой Джон встал поприветствовать высокого блондина. Какой он взрослый! Наверно, ему около тридцати, что немного неудобно, учитывая, что самому Джону было семнадцать. Но вид у него дружелюбный. И глаза карие, красивые...

— Мистер Ханниган? — спросила сопровождающая Джона представительница Института.

— Просто Сэм, — поправил мужчина, не отрывая взгляд от Джона.


— Привет, Сэм, — вежливо сказал омега. — Я Джон.

— Рад познакомиться, Джон, — да у него просто потрясающая улыбка. Сэм указал на шею Джона. — Можно?

Увидев одобрительный кивок сопровождающей, Джон повернулся к мужчине. Сэм осторожно положил руку Джону на талию, затем нагнулся к шее и сделал глубокий вдох. По его телу пробежала дрожь, и он отодвинулся.

— Ты пахнешь божественно, — в благоговении выдохнул Сэм.

— Спасибо, — улыбнулся Джон. — Хочешь кофе?

— Да, с удовольствием, — ответил он.

Так, болтая ни о чем, они просидели до полудня. Сначала было немного неловко, но потом они нашли общие темы. Они говорили: про футбол, про любимую еду и лучшие места для жилья. В конце концов, они дошли и до вопроса, почему Сэм пришел в Институт.

— Я всегда хотел завести семью, — в его глазах мелькнула непонятная искра. — Я мечтаю об этом. Я хочу детей, хочу заботиться о них и о человеке, который мне их подарит.

— Но почему именно омега? — скромно спросил Джон. — Ты же можешь найти бету и не париться по поводу всех этих институтских требований.

— К несчастью, я выделяю маленькое количество спермы. Врачи говорят, что мой единственный шанс – это создать Связь с омегой. Поэтому я здесь.

— О, - протянул Джон. — Понятно.

— Но это того стоит, — твердо сказал Сэм. — Больше всего на свете я хочу детей. Мне все равно, сколько придется заплатить за это, я готов на все. Надеюсь, у нас с тобой все получится, Джон.

Внутри у омеги все запылало огнем.

“Это может сработать, — подумал Джон. — Это мой шанс. У меня может быть Связь!"


~*~

— Бета? — переспросила Элла.

— Да, — подтвердил Джон. — Это просто идея. Я могу притвориться бетой. Таблетки, мыло с запахом, все такое.

— И как долго ты над этим думал?

— Пару недель, — ответил Джон. — Доктор Сойер мне рассказала о таком.

— Джон, — нравоучительно начала Элла. — Ты ходил ко мне с тех пор, как пришел в Институт. Это было пять лет назад. Ты всегда хотел установить Связь и завести семью. Тебе нравится быть омегой.

— Мне нравилось быть омегой, — заявил Джон. — Когда я еще по-настоящему был ей.

— Джон, — устало произнесла она. — Быть способным к вязке и вынашиванию детей не единственные способности омеги.

— Но это самые главные характеристики, не так ли? — перебил Джон.

— Ты расстроен, я понимаю. Ты пережил ужасную потерю и имеешь право злиться. То, как поступил Сэм...

— Он имеет все на то основания, — встрял Джон. — Беты приходят в Институт, чтобы завести детей. С альфами все по-другому. Им нужна Связь. Когда мы впервые встретились, Сэм сразу сказал, что больше всего хочет быть отцом. Я ему был нужен, потому что мог дать ему это. Но не сейчас. Конечно, он разорвал Связь.

— И поэтому ты хочешь просто забыть все свои мечты и притвориться тем, кем ты никогда не был? — спросила Элла. — Сейчас другие времена. Омеги могут получить достойную работу. Взять хотя бы меня.

Связанные омеги могут получить работу, — заметил Джон. — На меня они даже не посмотрят.

— У меня есть связи, — предложила Элла.

— Конечно, — невесело усмехнулся он. — И что я буду делать? Отвечать на звонки? Разбирать бумажки? Спасибо, но нет. Я потерял все, о чем мечтал и поэтому должен найти что-то стоящее.

— Ты точно уверен в этом? — с сомнением спросила Элла.

— Да, — ответил Джон.

~*~

— Расскажи, как это, — обнявшись, они лежали голые под одеялом на большом диване. Джон чувствовал жаркое дыхание беты на шее.

— Ты про что? — спросил он. — Про течку?

— Ага, — Сэм пробежал пальцами по груди Джона.

— Даже не знаю, — омега придвинулся ближе к нему. — Это так… сильно, и примитивно, и пугающе, и так прекрасно. Я никогда раньше не был с кем-то во время течки. Я и не знал, как это на самом деле.

— Я не могу дождаться, — Сэм нежно целовал укус на шее от их первой вязки. — Хочу снова ощутить твой запах, наполнить тебя собой снова и снова. Сколько еще ждать?

— Около недели, — ответил Джон. — Ты хочешь, чтобы я сразу забеременел? Мы Связались всего несколько недель назад.

— Но мы знакомы уже целый год, — сердито сказал бета. — Разве ты не хочешь забеременеть? Только поэтому мы прошли через все эти этапы Связки.

— Да! — уверил его Джон. — Конечно, хочу! Я просто подумал, может, сначала побудем вдвоем? Только ты и я.

— У нас все жизнь на это, — нетерпеливо отрезал Сэм. — Сейчас я хочу создать семью.

— Хорошо, — Джон улыбнулся, когда почувствовал внушительный интерес партнера, упирающийся ему в нижнюю часть спины.

— Знаешь, Джон, — сказал Сэм, пробежав пальцами по члену Джона, — мне кажется, нам нужно потренироваться для главного события.

— Согласен, — выдохнул Джон, когда волна возбуждения пробежала по всему телу. — Пройдемте в спальню, мистер Ханниган?

— Всенепременно, мистер Ханниган, — и Сэм потащил хихикающего Джона в их комнату.


~*~

Джон лежал, свернувшись калачиком на кровати в своей старой комнате. Поглаживая теперь пустой и безжизненный живот, он изо всех сил пытался сдержать громкие всхлипы, так и рвавшиеся из груди.

Месяц. Целый месяц прошел с того дня, когда он, оступившись, упал с лестницы. Всего месяц назад он чувствовал, как внутри него двигается и пинается малыш; тогда он еще принимал фолиевую кислоту, и ему уступали место в транспорте. Месяц назад он лежал в обнимку со своим бетой, они строили планы на будущее, и Сэм шептал, что будет всегда о нем заботиться. В то беззаботное время он читал малышу сказки, выбирал ему одежду и игрушки. Тогда он еще мог сказать малышу, как он его любит. Но у него все забрали и оставили его одиноким, пустым и бесполезным.

Протянув руку назад, он нащупал небольшой шрам от укуса, что остался от первой и единственной сцепки с его бетой. Практически, он был его собственностью. Это должно было быть раз и навсегда. Они должны были воспитать кучу детей, а потом состариться вместе и любить друг друга вечно. Он не должен быть один. Он больше никому никогда не будет нужен.

~*~

— Да, я понял, - прокричал Шерлок. — Спасибо.

— Шерлок, - вздохнул Майкрофт. — В этом нет ничьей вины. Такое случается время от времени.

— Время от времени? — Шерлок швырнул телефон в стенку. — Шесть раз! Шесть! Это не случайность, ты, жирный идиот.

Майкрофт помассировал виски, чтобы хоть как-то успокоить нервы. Все шло не так, как он планировал. Это шестой раз, когда после свидания с его младшим братом, омега вежливо, но настойчиво попросила не звонить. Майкрофт практически слышал, как крутятся шестеренки в голове брата в поисках возможных вариантов.

— Шерлок, мы об этом говорили, - он снова попытался вразумить брата. — Ты знаешь, что мало кто из альф до двадцати лет хочет иметь дело с омегами. Мы оба знаем, что ты весьма одаренный парень, но тебе всего лишь шестнадцать. Может, омеги ищут того, на кого можно реально положиться? Давай подождем еще несколько лет.

— На меня можно положиться! — вскипел Шерлок. — У меня больше планов и мозгов, чем у всего этого чертового Института!

— Но почему ты хочешь создать Связь так рано? — полюбопытствовал Майкрофт.

— Потому что мне она нужна, — рявкнул Шерлок. — Если со мной рядом будет кто-то, думаю все получится.

— Хочешь сказать, тебе нужна собственная семья в шестнадцать лет? — не поверил ему Майкрофт. — Даже твой счет в банке еще не действителен.

— Это неважно, — фыркнул Шерлок. — По моим планам, он мне понадобится только через много лет. Но мне нужна омега, которая не заинтересована в детях, по крайней мере, сейчас.

— Ты понимаешь, что жизнь – не химическое уравнение, — с сарказмом спросил Майкрофт. — Наличие всех нужных элементов не всегда приводит к успеху.

— Да что ты об этом знаешь? — вспылил Шерлок. — Ты изучал математику. И что вообще та представительница о себе возомнила? Она, наверняка, ходила на Драму. Чертова корова.

— Шерлок! — рассердился Майкрофт. — Что именно она сказала?

— Какую-то чепуху насчет отсутствия вежливости, хороших манер и здоровой психики, — угрюмо буркнул он.

— Ты должен признать: тебе стоит подождать хоть немного, — смягчился брат. — Может, тогда к тебе... потянутся?

— Альфы и омеги должны быть вместе, — пробормотал Шерлок. — Вот, как это работает. У меня должен быть кто-то...

— У тебя будет омега, Шерлок, — Майкрофт попытался успокоить своего одинокого и отчаявшегося брата. — Просто на это нужно время. Вот увидишь! Кто-нибудь тебя выберет, когда придет правильный момент.




Глава 2

— Ну, — Джон широко улыбнулся. — И как от меня пахнет?

Он ждал своего бету уже несколько часов, не находя себе места от волнения. Еще утром, после завтрака он почувствовал тяжесть внизу живота, а из его заднего прохода выделялось столько влаги, что терпеть было практически невозможно. Непреодолимое желание и возбуждение щекотали нервы. Он чуть было не достал свой старый дилдо, который помогал ему еще в Институте, но Сэм сказал ждать его. А Джон сделает все для своего беты.

Едва сдерживая себя, он наблюдал, как все тело Сэма застыло, настигнутое сокрушительной волной соблазнительного запаха омеги. Раздался глухой стук упавшего портфеля, а в следующую секунду Джон уже был прижат к стене. Громкий стон вырвался из его горла, когда Сэм вцепился зубами и губами в его шею. Все тело беты дрожало и пылало, а твердый член грубо толкался в живот омеги.

— Джон, — прошептал он. — Я не... Это... Ох, черт!

— Знаю, знаю, — попытался успокоить его Джон.

— Что мне делать? — неуверенно спросил Сэм.

— Отнеси меня в кровать, — взмолился Джон, чувствуя, как по ногам течет новая порция смазки. — Трахни меня, черт побери, Сэм! Мне нужно это. Хочу твой член в себе прямо сейчас!

В Сэме словно что-то переклинило: закинув Джона к себе на плечо, он быстро направился в спальню. Джон очутился на лежащим на кровати лицом вниз и, сбросив неудобный халат, без стеснения разлегся перед партнером, издавая невероятно неприличные звуки. Краем уха он слышал, как Сэм скинул с себя одежду; все утонуло в непреодолимой жажде касаний и поцелуев. Сэм не терял времени: он встал на колени позади Джона и вошел в него с криком удовольствия.

— Да... да... да... — стонал Джон, двигаясь навстречу Сэму. Еще сильней, еще ближе, еще быстрей... Сэм ускорил темп, и вскоре большой узел на его члене стал расширять узкие влажные стенки. Втолкнувшись, Сэм вскричал и впился зубами в шею омеги, выплескивая в него всю сперму. Джон повернул их обоих на сторону и принялся быстро водить рукой по своему члену в поисках разрядки.

— Джон... — Сэм вздохнул, когда его эрекцию сжали скользкие и тесные стенки. — Это... безумие.

Джон хихикнул и прижался к своему партнеру:

— Не расслабляйся. Второй раунд через час.


~*~

— Ну, — Джон зашел на кухню. - Как от меня пахнет?

Мать сделала глубокий вдох и нахмурилась.

— Нужно время, чтобы супрессанты полностью скрыли запах, но доктор Сойер сказала, что пока можно хотя бы привыкнуть к гелю для тела, — протараторил Джон. — Нормально?

— Ты пахнешь... — начала мама. — Странно. Прости, дорогой, ты сейчас просто пахнешь странно.

— Как я и говорил, — быстро сказал Джон. — Через пару месяцев все будет хорошо. Доктор говорит, у меня может случиться течка, но это ничего. Все же уладится?

— Конечно, - уверил его отец. — Ты подумал, что ты будешь делать дальше?

— Я думал про школу, — Джон сел за стол. — Мне надо найти какую-нибудь работу. Помочь с оплатой жилья.

— Сынок, — протянул папа. — Ты ничего не должен платить. Мы рады, что ты живешь у нас.

— Я не ребенок, — сказал Джон. — Мне не нужны подачки, это самое малое, что я могу сделать.

— Ну, ладно, — неохотно согласился отец. — Но не торопись. Ты пережил ужасные вещи. Мы позаботимся о тебе до тех пор, пока ты сам не будешь в состоянии это делать.

— Спасибо, — Джон взял газету с объявлениями. — Но мне нужно что-то новое, что-то захватывающее.

— Тогда у меня есть предложение.

— Какое?

— Я хочу, чтобы ты мог защитить себя сам, — ответил отец. — Я не выпущу тебя в большой мир, если ты не сможешь обеспечить себе защиту.

— Хочешь записать меня на курсы по борьбе?

— Да и... Может, даже куда-нибудь посерьезней, — папа не отрывал взгляд от газеты.

~*~

— Здравствуй, — прошептал Джон.

Он огляделся в поисках посторонних, но все было тихо. Перед ним была маленькая могила. Сердце тут же сжалось от надписи на надгробии: "Моему малышу".
— Год назад я даже и не представлял, что окажусь здесь, — с болью в голосе промолвил Джон. — Я знаю, Сэм похоронил тебя в другом месте. Но он не говорит где. Так что я просто поставил тебе камень, если ты не против. Ты уже наслушался моей болтовни, когда был... со мной... так что еще пара слов вряд ли навредит. Я сегодня вдруг осознал, что я извинился перед всеми, кроме тебя, а стоило бы. Прости. Прости за то, что не смог удержаться, когда тот человек толкнул меня. Прости, что не смог защитить. Прости за то, что я испортил все.

Всхлип так и норовил вырваться вместе со слезами, но Джону удалось его подавить. Вытерев слезы, он тихо усмехнулся:

— Ты наверно и представить не мог, что твой папа пойдет в медицинский университет? — выдохнул он. — Я и сам не верю. Но мне нужно, чтобы ты знал и верил... Я никогда тебя не забуду, никогда! Но если я не буду двигаться дальше, ничего не выйдет. Я думаю о тебе каждый день и буду думать всегда. Я люблю тебя. Прощай.

~*~

— Майкрофт. Иди. К черту! — Шерлок еще глубже зарылся в диванные подушки.

— Либо ты принимаешь мою помощь, либо я звоню отцу, — пригрозил брат. — И мы оба знаем, чем тогда все обернется.

— Вижу, ты все еще бегаешь к нему? — отрезал Шерлок. — Он так и завязывает тебе шнурки по утрам? Вытирает щеки от варенья? Или твоя омега теперь делает все это? Так ей придется теперь давать соску не только ребенку, но и тебе.

Все произошло так быстро, что Шерлок и не заметил, как его уложили на пол лицом вниз. В спину впился острый конец зонтика.

— Я не позволю так говорить о моей омеге, ясно тебе? — прорычал Майкрофт. Шерлок безуспешно попытался вывернуться из захвата, но недоедание и кокаин делали его слабым. — Это все из-за твоей зависти. Завидуй на здоровье, но не переходи границы.

— Чему завидовать? — презрительно усмехнулся Шерлок. — Ты теперь пляшешь под ее дудку. Я бы никогда не допустил такого идиотизма. Слишком уж ценю свой интеллект, чтобы предать его ради тупых омег.

— Шерлок, — тяжело вздохнул Майкрофт. Вся злость куда-то испарилась. — Мне жаль.

— За мои сломанные ребра? — бросил тот.

— Мне жаль, что ты так себе никого и не нашел, — тихо ответил Майкрофт.

Шерлок нетвердо встал на ноги и пулей вылетел из комнаты, с силой захлопнув за собой дверь.

— ИДИ К ЧЕРТУ! — послышалось снаружи.

С тяжелым сердцем Майкрофт отправил сообщение своим людям обыскать квартиру брата и уничтожить все нелегальные препараты, которые там найдут. На выходе из полуразвалившегося здания его встретила тонированная черная машина. Сев в нее, он сразу же почувствовал, как успокаивается. Его омега придвинулась поближе. Майкрофт, и правда, считал себя счастливчиком. Он решил обзавестись омегой только в 29, что считалось слишком поздним возрастом для этого. Но благодаря Институту, он нашел свою половинку и Связался с ней спустя три месяца. Сейчас они вместе уже четыре года, и у них растут две замечательные дочери и сын. Его идеальную жизнь омрачали лишь натянутые отношения с братом.
Он наверно никогда не сможет забыть выражение его лица в тот вечер, когда поделился счастливой новостью с семьей. Шерлок выглядел таким потерянным. Спустя несколько дней он снова попытался пообщаться с омегой, но после очередного провала уже ничто не могло его спасти. Надежда погасла окончательно с первыми же наркотиками. Так, в возрасте двадцати двух лет блестящий альфа превратился в наркомана, который по утрам был не в силах даже подняться с постели. Вместо восхищения Связью между альфой и омегой пришли отвращение и ненависть.

— Я заказала ему еду на дом, — сказала Антея, не отрывая взгляда от телефона. — Он же любит карри?

— Да, — подтвердил Майкрофт и легко поцеловал ее в макушку. — Девочки уже вернулись с прогулки в парке?

— Точное время прибытия семнадцать минут, — ответила она. — А что?

— Хотел почитать им перед сном.

— Хорошо, я скажу им, — чмокнув своего альфу в губы, Антея снова уткнулась в телефон.

~*~

— Лестрейд! — прокричал Шерлок, сбегая вниз по аллее. — Она уходит!

Детектив несся через весь город в погоне за преступницей. Кровь бежала по венам; леопардовая бандана снова замелькала впереди, и Холмс прибавил скорости, сокращая расстояние. Тридцать футов, двадцать... десять... пять... два... протянуть руку и...

— ЧЕРТ! - только и успел выкрикнуть он. Преступница со злорадной усмешкой вытащила нож из живота своего преследователя и скрылась за поворотом. Тело содрогнулось от боли и шока, из раны начала сочиться густая кровь. Перед глазами все начало расплываться, становилось холоднее. Все органы чувств отключились, и только мозг регистрировал происходящее, а конкретно – Лестрейда, крики которого доносились откуда-то издалека. Ноги подкосились, и от падения его спасла только мгновенная реакция инспектора. Кожа, казалось, покрылась льдом. Темнота настигла его.

~*~

— Простите, но, учитывая его наркотическую зависимость, мы не можем дать ему больше обезболивающего... — знакомый голос прорвался через пелену сна.

— Ну, ты только посмотри на этого идиота, — пожаловался Лестрейд. — Он бледный, как смерть, и не перестает морщиться.

— Я думал, что он всегда такой, — ответил Майк Стэмфорд, его доктор. — Серьезно, я бы и хотел дать ему больше, но ему придется просто потерпеть. К счастью, операция прошла хорошо, так что терпеть придется недолго.

— По моим собственным расчетам, — пробурчал Шерлок, — полное восстановление займет три недели.

— Вот и проснулось наше солнце, — хмыкнул Лестрейд.

— Что такого особенного было в операции, раз я встану на ноги так быстро? — продолжил Шерлок. — Не может быть все так радужно.

— Если бы не наш хирург доктор Ватсон, — перебил его Майк. — Ты бы лежал тут месяца два.

— Сомневаюсь, — фыркнул Холмс.

— Можешь сам спросить у него, — сдался Стэмфорд. — У него обход через пару часов. Отдохни пока, — и с этими словами вышел из палаты.

Лестрейд тем временем устроился на стуле около кровати. Шерлок попытался притвориться спящим, но инспектор все равно начал допрос:

— Ты знал, что у нее есть нож? — невинно начал он, вытаскивая свою записную книжку.

— Да, конечно, — саркастично заметил больной. — Ты разгадал мой план: бегать за этой сумасшедшей модельершей, которая ворует собак, только для того, чтобы она пырнула меня ножом.

Шерлок недовольно завозился и тут же скривился от боли.

— Дай мне какие-нибудь таблетки, Лестрейд, я не могу это терпеть.

— Ты слышал доктора, — пожал плечами инспектор. — Не в моих силах что-то сделать. Ты, конечно, всегда можешь позвонить своему брату. Может, у него получится уговорить врачей.

— Только не это, — огрызнулся Шерлок. — Ты разве не должен идти играть в полицейского?

— Мне дали отгул, - ответил Лестрейд. — Какое совпадение. Похоже, придется провести его с тобой.

— Лестрейд, умоляю, я не в том состоянии, чтобы терпеть твой идиотизм. Будь добр, отвали и оставь меня в покое.

— Ты, и правда, хочешь провести все это время один в тишине? — спросил тот.

— Что значит "все это время"? Сколько мне тут лежать?

— Ну, — уверенным голосом произнес кто-то, — мы со Стэмфордом решили, что двух дней будет достаточно.

~*~

С вежливой улыбкой Джон зашел в палату; у его пациента был посетитель, вероятно, друг, судя по обрывкам разговора, что доносились до него. Однако его сразу же остановил пронизывающий взгляд, заставляя кожу покрыться мурашками.

— Приятно познакомиться, мистер Холмс, — сказал он, внезапно почувствовав себя как под микроскопом. — Я доктор Ватсон, ваш хирург.

— О, ну прекрасно, — вздохнул Холмс. — Из всех чертовых докторов в этой чертовой больнице мне достался именно этот.

— Прошу прощения? — смутился Джон.

– Не обращайте на него внимания, - ухмыльнулся посетитель. - Он тот еще козел, а теперь еще и раненый. Я детектив-инспектор Грег Лестрейд.

— Здравствуйте, инспектор, — Джон пожал протянутую руку. — Откуда вы знаете моего пациента?

— Он консультирует нас по некоторым делам, — ответил он. — Называйте меня просто Грег.

— Уйди, — бросил Холмс.

— Ты это кому? — спросил Лестрейд.

— Тебе, Лестрейд, — прорычал он. — Позвони, как поймаешь ее. Ты найдешь флешку в подкладке одежды ее любимой собаки.

— Хорошо, — Лестрейд записал это в книжку и повернулся к Джону. — Удачи.

— Спасибо, — произнес тот, провожая взглядом гостя. Натянуто улыбнувшись, Джон повернулся к пациенту. — Перейдем к делу. Так, ранение расположено очень удачно, органы не задеты...

— Как долго? — перебил Шерлок. — Я бы сказал, лет десять, судя по вашим карманам и отчетливому запаху специфического шампуня.

— Простите? — сказал Джон, чувствуя подступающий страх.

— Гормональные таблетки, не тупите, — раздраженно пояснил альфа. — Все вокруг идиоты. Если бы они только посмотрели на вас по-настоящему, давно бы поняли, кто вы такой.

— Я... Я не... — промямлил Джон. Этого не может быть. Нет, слишком уж много он потратил на это. Этот мужчина не может знать. Он был предельно аккуратен. Сердце забилось часто-часто, голова наполнилась непонятным шумом...

— Успокойтесь, — закатил глаза Шерлок. — Мне нет дела до глупых омег, думающих только о том, как преодолеть свою тягу к воспроизводству. Вы наверно живете иллюзией, что ваша миссия в чем-то большем, чем просто воспитание детей. Очень мило, если вы так, и правда, думаете.

Весь страх быстро превратился в злость. Опять эти самовлюбленные альфы решают, как ему жить. Не глядя на Холмса, Джон отрывисто проговорил:
— Органы не повреждены, шанс шрамов минимален, медсестры сменят повязку в вечерний обход.

Развернувшись на каблуках, рассерженный Джон вылетел из палаты.

— Вижу, ты познакомился с ним, — улыбнулся Майк.

— Что? — рыкнул Джон.

— Шерлок Холмс, — смягчился тот. — Просто чокнутый, но умнее его я еще никого не встречал. Он посмотрит на тебя и выложит всю твою жизнь, как на тарелке. Он почти всегда прав, но с общением у него большие проблемы. Вижу, ты и сам это понял.

— Как ты вообще согласился быть его доктором? — поинтересовался Джон.

— Не поверишь, но меня нанял его брат, — пожал плечами Стэмфорд. — Мне хорошо доплачивают, да и к нему я уже привык. Правда, он в могилу себя сведет своей дедукцией.

— Понятно, — ответил Джон.

— Не обращай внимания на него и все, — посоветовал. — Он забудет о тебе, как только ты скроешься из виду, а если будешь возмущаться, то еще больше его раздразнишь.

— Спасибо, — поблагодарил Ватсон. Теперь надо снова сосредоточиться на работе.

— Обращайся, — легко ответил Майк и ушел по своим делам, присвистывая на ходу.

~*~

— Это какой-то кошмар, доктор Ватсон, — устало пожаловалась медсестра. — Он не затыкается и бросает чашки во всякого, кто войдет в палату. Сделайте что-нибудь, пожалуйста!

— Я посмотрю, что можно сделать, — вздохнул Джон.

Набрав в легкие побольше воздуха, он открыл дверь в палату Холмса и тут же пригнулся, увидев летящий в его сторону объект.

— Эй! — воскликнул Джон. — Успокойся!

— А, это Вы, — протянул Шерлок. — Разве вы не должны заманивать какого-нибудь осла в свою койку?

— Все тот же Холмс, — Доктор закатил глаза и рухнул на стул. — Что я должен сделать, чтобы Вы перестали кидаться вещами в медперсонал? Они вам скоро бойкот объявят.

— А смысл? Они все равно идиоты, а так хотя бы веселее. Здесь ужасно скучно.

— Может, вам принести что-нибудь? — безнадежно спросил Джон. — Кроссворды? Книги? Энциклопедию?

— Скучно, — Шерлок повернулся на бок, лицом к Джону и сморщился.

— Не очень-то Вам помогает обезболивающее?

— Бинго! — фыркнул Шерлок, стараясь побороть жгучую боль внизу живота. — Прекратите констатировать очевидное, меня это отвлекает.

— Раз так, то я все делаю правильно, — проворчал Джон.

Несколько минут они провели в тишине, прежде чем любопытство взяло верх.

— Как вы узнали? — осторожно начал он. — Про меня... Ну...

— Не знаю, — равнодушно ответил Холмс. — Я просто увидел.

— Как? — не отставал Джон.

Шерлок деланно вздохнул, но доктор смог уловить в его глазах вспышку интереса:

— Как я и говорил. Все находится под носом, если только заметить. Сильный химический запах шампуня и геля для душа. Обычно ими пользуются беты для привлечения партнера. Таких бет легко отличить: пластическая хирургия, макияж, неестественный загар и членство в спортивных клубах. У вас, однако, нет ничего из этого. Кроме запаха. О чем это говорит? Очевидно, о том, что вы не бета. Вы просто притворяетесь. Далее, что вы хотите скрыть? Взглянем на карманы ваших брюк. Следы какого-то препарата по краям. Вы доктор. Помешаны на чистоте, так что этот препарат должен приниматься внутрь, а следы - от пальцев, которыми вы брали это лекарство. Таблетки. Но какие? Учитывая ваш ужасный гель для душа, это должны быть супрессанты. Почему бы альфе притворяться бетой, особенно если его профессия – доктор? Эректильная дисфункция? Вряд ли. Иначе были бы побочные эффекты: выпадающие волосы, плохой запах изо рта. Нет, это что-то другое. Омега. Если бы у вас была Связь, зачем вам выдавать себя за бету? Вывод: омега без партнера, учился на доктора. Должно быть, вы прячетесь давно, может, даже с подросткового возраста. Недовольны своей биологической ролью инкубатора вот и прячетесь. Вот видите? Все просто.

— Это было... — Джон почувствовал, как кружится голова и к щекам прилила кровь. — Блестяще.

— Правда? — в первый раз Шерлока удалось сбить с толку.

— Да, — честно ответил Джон. — Это было просто потрясающе!

— Люди обычно так не говорят, — удивился Шерлок.

— А что говорят люди?

— Пошел к черту, — сказал Холмс, и Джон засмеялся над его каменным лицом. На этом лице как будто скользнула тень улыбки.

— И Вы такое можете проделать с каждым? — поинтересовался Джон.

— Естественно, — подтвердил Шерлок.

— Хорошо, — Джон встал и приоткрыл дверь, так что им стал виден целый коридор и все идущие по нему люди. Ватсон указал на случайного человека. - Давай его.

С победным чувством он заметил, как Шерлок тут же набросился на новую жертву. Не скрывая восхищения, он слушал рассуждения Холмса. Они вместе хихикали над седьмой жертвой, когда в палату заглянул доктор Томпсон.

— Джон? — с толикой возмущения спросил он. — Что ты здесь делаешь?

— О, — Джон взглянул на часы, — просто провожу время с мистером Холмсом.

— Твоя смена закончилась час назад, — заметил доктор.

Джон не обратил внимания на острый взгляд детектива и обратился к вошедшему:
— Ну, я просто...

— Мне не нравится, что на моем этаже находятся другие доктора, особенно в мою смену, — отрезал Томпсон.

— Я не на смене, и сейчас время для посетителей, — твердо сказал Джон. — Если мистер Холмс попросит меня уйти, я так и сделаю, но сейчас тебе придется просто смириться.

— Мистер Холмс, — Томпсон обратился за помощью к пациенту, — он вам мешает?

— Кто-то в этой комнате мне точно мешает, — прямо ответил Шерлок, — только этот кто-то – не доктор Ватсон.

— Я еще скажу начальству, — ехидно проговорил доктор и вышел из комнаты.

— Козел, — проворчал Джон.

— Вы ему не нравитесь, — заметил Шерлок.

— Пожалуйста, расскажите про него что-нибудь ужасное, — тяжело вздохнул Джон. — Может, тогда у меня будет компромат на него.

— Ну, кроме того факта, что он мастурбировал перед сменой и что он хочет Вашего увольнения, сказать ничего не могу, — ответил Шерлок и устремил пристальный взгляд на Джона. — Что это было?

— Что было что? — не понял тот.

— Вы – омега, — пояснил Шерлок. — Вы не должны идти против альф. Подразумевается, что вы всегда потакаете им.

— О, мистер Холмс, — покачал головой Джон. — Вы, может быть, и гений, но никогда не думайте, что омеги слабы характером. Им, напротив, необходимо быть сильными. Это заложено в них – растить и защищать детей. Они могут быть чрезвычайно жестокими в определенных ситуациях.

— Хммм... — промычал Холмс.

— Ну, я, пожалуй, пойду, — Джон медленно поднялся со своего места. — Уверены, что вам не надо принести судоку или что-то еще?

— Нет, — отстраненно ответил он. — Думаю, я и так справлюсь.

— Тогда, — Джон подошел к двери, — увидимся завтра. Приятной ночи, мистер Холмс.

— Доктор Ватсон! — внезапно остановил его Шерлок. — То, о чем мы говорили... Про вас... Я никому не скажу.

— Спасибо, — искренне поблагодарил Джон. — Спокойной ночи.

— Спокойной.

~*~

Утром Джон начал свою ежедневную подготовку. Выпив таблетки, он позавтракал чаем и тостом. Потом провел ровно 75 минут в душе, тщательно втирая шампунь и гель, а затем, стоя перед зеркалом, замазал консилером след от укуса на шее, который так и норовил вылезти из-под воротника рубашки.

На работе его приготовления к утренней операции были прерваны срочным сообщением с приказом явиться в офис директора. Тяжело вздохнув, Джон начал придумывать оправдания своему вчерашнему поведению. Доктор Томпсон – тот еще мерзавец. Получив от секретаря разрешение, Джон зашел в кабинет, где сидела доктор Сойер с каким-то мужчиной.

– Доктор Сойер? – спросил Джон. — В чем дело?

— Джон, — печально вздохнула она, — мне так жаль.

— Жаль чего?

— Не надо извиняться перед ним, доктор Сойер, — холодно произнес незнакомый мужчина. — Это не вы обманывали всю больницу на протяжении нескольких лет.

— О чем вы говорите? — что-то твердое подкатило к горлу.

— Я говорю о вашей маленькой хитрости, — продолжил мужчина. — О вашей мнимой детской болезни и о том, как вас отослали в Шотландию к родственникам.

— Что происходит? — спросил Джон. — Сара?

— Я подыскала тебе места в клиниках для омег, — ответила та. — Им всегда нужны работники на время декрета других.

— Ты меня увольняешь? — ошарашенно спросил Джон. — Да я чертовски хороший хирург!

— Вы должны быть благодарны, что больница не подает иска в суд, — прервал незнакомец. — Право же, омега без партнера, с разорванной Связью совершает каждодневные операции. Это ужасно.

— Прости, — Сара приложила пальцы к виску, — но ты должен уйти. Охрана сопроводит тебя к выходу.

— Прошу прощения, — злость кипела в нем. — Но моя личная жизнь и репродуктивный статус никак не влияют на качества хирурга. Я был самым лучшим учеником в школе, у меня самый большой процент успешных операций во всей этой гребаной клинике. Я заслужил эту работу и черта с два я оставлю эту должность.

— Это закон, — протянул мужчина. — Вы преступили его и обязаны понести наказание.

— Это дурацкий закон, — прорычал Джон.

— Не устраивайте сцену. Ваш вид известен своей эмоциональной нестабильностью, и, могу вам сказать, — мужчина указал на дверь черным зонтиком, — что это просто непристойно. Охрана?

Джон почувствовал, как сердце остановилось. На выходе из офиса он чуть не упал, когда охранник схватил его за плечо. Стыд и унижение заливали его лицо красным цветом, когда он складывал в сумку запасные штаны и рубашки на глазах всего рабочего коллектива. Руки тряслись, он практически чувствовал всеобщее осуждение на своей коже. Если даже они не знают всей правды, то скоро узнают. Он молнией вылетел из больницы, что являлась ему домом почти пятнадцать лет. Будущее повисло над ним ужасной тенью неизвестности. Что же дальше?



Глава 3

— Выглядишь дерьмово, — Лестрейд сел напротив обезьянника, в котором сидел растрепанный и начинающий дурно пахнуть всезнайка.

— Полицейская агрессия? — донеслось из кучи мятой одежды. — Не думай, что это тебе сойдет с рук. У меня IQ как у семнадцати ученых физиков вместе взятых и куча времени в придачу.

— Не думаю, — засмеялся Лестрейд. — Я поговорил с твоим братом.

— С этим напыщенным, озабоченным имбецилом? — пробубнил Шерлок. — Что он здесь делает?

— Уж точно не вытаскивает тебя отсюда.

— Спасибо, я и сам знаю, — съязвил Шерлок. — Теперь, может, ответишь нормально?

— Неа, — ответил Лестрейд. — Он сказал, что если ты, под действием наркотиков, не сможешь догадаться сам, то я не вправе пересказать тебе нашу беседу.

— Тогда зачем ты пришел? — вышел из себя Шерлок. — Если просто так, то можешь валить на все четыре стороны.

— Знаешь, ты мог бы быть и повежливей, — заметил полицейский.

— Подался в терапию, сержант? — вздохнул парень. — Сомневаюсь, что она будет успешнее твоей нынешней профессии.

— Если у тебя нет того, чего тебе хочется, — продолжил Лестрейд, — это не повод все бросать и сдаваться. Кого волнует, если ты не вписываешься в рамки "нормального альфы"? Прекрати жалеть себя, найди что-нибудь свое и посвяти себя этому делу.

— Не переводи свои домашние проблемы на меня, — пригрозил Шерлок. — Не я виноват, что твоя жена спит с твоим братом только потому, что он альфа и у него член больше.

— Оставим в покое мои семейные проблемы, — нахмурился Лестрейд. — Я не вымещаю свою злость на окружающих и не ною, что меня никто не любит. Вырасти уже наконец. Найди себе работу, чтобы вставать на нее по утрам и строй жизнь вокруг нее. Не просирай жизнь только потому, что она не идеальна. Ничья не идеальна. Мы все просто смирились с этим, а ты слишком упрям и накачан наркотой, чтобы увидеть это.

— Где мне выписать тебе похвальную грамоту за лучшую вдохновляющую речь? — разозлился Шерлок.

— Сдалось мне твое одобрение, — ответил на это сержант. — Мы оба знаем, что ты превратил свою жизнь в дерьмо. То, что ты делаешь на местах преступления просто чертовски шикарно, и ты любишь это. Но если ты не прекратить являться на них под кайфом, я так и буду тебя арестовывать, и твой брат не сможет ничего сделать.

— Ты недооцениваешь его способности к манипуляции.

— Мы говорим не об этом, — раздраженно ответил Лестрейд.

На несколько минут воцарилась полная тишина. Наконец, Лестрейд увидел, как из грязной кучи показалась копна черных кудрей.

— Значит, завязываю? — тихо спросил парень.

— Завязываешь, — твердо ответил Лестрейд.


~*~

Шерлок ждал доктора Ватсона все утро. Ночь он провел в чертогах разума, но в пять утра стряхнул с себя пелену сна. Ему хотелось поделиться новыми наблюдениями с доктором. Но в девять часов пришел брат.

— Уходи, Майкрофт, — ощетинился Шерлок.

— Ах, прости, что я забочусь о твоем здоровье, — Майкрофт подошел к окну.

— Ты проведал меня, теперь вали, — Шерлок начал нервно теребить край одеяла.

— Ты взволнован, — заметил Майкрофт. — Чем конкретно?

— Я не волнуюсь, — фыркнул он. — Мне просто скучно. И я жду доктора, чтобы он меня выписал.

— Доктор Стэмфорд придет только после полудня, — сказал мужчина.

— Я жду не его, — пояснил Шерлок. — А моего хирурга. Он сам сможет меня выписать.

Майкрофт повернулся и с любопытством посмотрел на брата. "Кажется, я среагировал как раз вовремя. Представить тошно, что мой брат заинтересовался каким-то использованным омегой". Он усмехнулся, прежде чем ответить:

— Да-да, — он пожал плечами. — Думаю, что врачи, которые будут тебя осматривать сегодня, более компетентны. Прощай, дорогой брат.

Шерлок завозился, стараясь найти удобное положение, и почти скинул одеяло, когда услышал приближающиеся шаги. Внезапно у него возникло странное желание пригладить свои растрепанные волосы. Откинув эту нелепую мысль, Шерлок надел на лицо ухмылку.

— Ну, наконец-то, — довольно произнес он.

— Я достоин большего уважения, чем вы мне оказываете, — доктор Томпсон еле сдерживал победную улыбку.

— Что вы здесь делаете? — на Шерлока накатила волна раздражения.

— Я здесь работаю, — доктор улыбнулся еще шире.

— Конечно, — сказал Шерлок, — так же, как и доктор Ватсон. Мне сказали, что он ко мне зайдет.

— О, так вы не слышали, — злорадно ответил мужчина. — Этого самозванца сегодня уволили. Представьте, жалкий, брошенный омега захотел стать доктором! Омерзительно.

Шерлок почувствовал, как внутри просыпается злость.

— Что произошло? — тихим голосом спросил он.

— Очевидно, какой-то государственный чиновник проверял документы на докторов, вот и раскрыл его, — ответил Томпсон. — Для него же лучше. Он всю больницу подвергал риску. А если бы у него течка началась прямо во время операции? По моему мнению, ему нужна сильная рука, чтобы держать в узде. Тогда...

— Вашего мнения никто не спрашивал, — огрызнулся Шерлок и, схватив стоящую на столике кружку, зашвырнул ею в доктора. Тот не успел пригнуться и выбежал из комнаты с мокрым и недовольным лицом. Шерлок схватил телефон и с силой начал давить на кнопки.

Ты ублюдок. ШХ

Я просто выполнял свою работу. Доктор Ватсон подвергал и себя, и больницу ненужному риску своим глупым маскарадом. МХ

Никогда не думал, что ты из тех придурков, которые считают омег какой-то собственностью. ШХ

Я не собираюсь ругаться с тобой из-за этого. Это было ради твоей же защиты. Он должен найти себе бету и Связаться с ней, и потом Бартс встретит его с распростертыми объятиями. МХ

Он не хочет этого. ШХ

Ты проявляешь большой интерес к доктору Ватсону. Перестань заниматься такой ерундой. МХ

Шерлок бросил телефон у подножия кровати и раздраженно вздохнул. Не проявляет он никакого "большого интереса". Он просто чувствовал совершенно естественную вину перед доктором. Ведь это он виноват в том, что доктора Ватсона раскрыли. Если бы у него был другой хирург, тайна осталась бы тайной.

— Черт, черт, черт, — пробормотал Шерлок. — Весь день насмарку.

~*~

— К сожалению, мы можем гарантировать только работу на полдня, — сказала Сара. — Но это лучшая клиника в городе, и никто не будет спрашивать про супрессанты.

— Хорошо, — Джон старался не смотреть на нее. — Какие у меня будут пациенты?

— Большинство – беременные или простуженные омеги. Будут приводить детей и подростков, - ответила Сара. — Знаю, это не то, к чему ты привык, но это самое лучшее, что я нашла.

— Да, спасибо, — вздохнул Джон. — Не думаю, что смогу остаться в Лондоне. Жилье дорогое.

— Если так, то мы можем устроить тебя в какую-нибудь больницу за городом, — предложила она. — Ты справишься, Джон. Ты всегда справлялся.

— Да... Конечно..., — согласился тот. — Все будет хорошо.

~*~

Все тело разрывалось на куски, пытаясь сопротивляться действию снотворного. Живот болел, а руки и ноги как будто залили цементом; Джон еле-еле открыл глаза, над головой ярко светили лампы. Осмотревшись вокруг, он заметил своего бету, и сердце тут же сжалось, а в легких стало не хватать воздуха.

— Сэм, — облегченно вздохнул он. — Что случилось? С ребенком все хорошо?

— Ты потерял его, — скривив губы, монотонно произнес бета. — Он мертв.

Джон содрогнулся. Он пытался обуздать панику, что грозила заполонить его голову, и ничего вокруг не замечал. Единственным якорем было лицо Сэма, но отсутствие эмоций на этом лице пугало. Джон попытался взять его за руку, но Сэм брезгливо отступил в сторону. Стало еще страшнее.

— Мы можем попытаться снова, — отчаянно зашептал Джон. — Мы сможем! Мы будем осторожней, вот увидишь. Следующая течка уже через восемь месяцев. Все будет замечательно, обещаю. Пожалуйста, Сэм. Скажи хоть что-нибудь.

Сэм резко повернулся и, не взглянув на него, вышел из палаты. Из Джона как будто выкачали весь воздух, и уже через несколько минут он впал в паническую атаку. На писк аппаратов, которые были присоединены к Джону, прибежали взволнованные медсестры. Он не мог дышать, не мог ничего видеть, не мог понять, что говорит ему доктор. Перед глазами все поплыло, когда врачи наконец-то вкололи ему еще одну дозу снотворного. Джон опять остался один, в темноте.

Когда он проснулся в следующий раз, врач объяснил его состояние. Зародыш умер в результате травмы, полученной при падении; поврежденные органы не позволят в будущем оплодотворенной яйцеклетке нормально развиваться. Вся тяжесть этих новостей усиливалась от постоянного отсутствия Сэма. Джон целый день ждал его возвращения. Ждал его утешительных объятий, поцелуев и слов, что все будет хорошо, что эта боль, съедающая его изнутри, пройдет. Но Сэм не пришел. Утром ему принесли подписанный бетой договор об очистке крови, который означал бы полный разрыв их Связи, а также любых материальных отношений. Джон больше не видел Сэма, кроме тех нескольких минут после операции. Во время очистительной процедуры он был один и чувствовал себя еще слабее, к горлу то и дело поступала тошнота. Когда пришел представитель Института, Джона вырвало два раза: первый раз из-за всего, что случилось с его организмом; второй – от осознания, что как омега он больше ничего не стоит. В Институте он был больше не нужен. Конечно, они предоставят ему терапевта, но не более. Через два дня его отправили на попечение родителям.

Он никогда не будет прежним. Он навсегда останется сломленным.


~*~

— Ты хотя бы прочел до конца все файлы, которые я тебе дала, или выбрал только нужное? — Антея зло посмотрела на своего альфу.

— Я... — Майкрофт поправил галстук и неловко промямлил. — Ну, я...

— Я люблю тебя, Майкрофт Холмс, —мрачно продолжила она. — Но сейчас ты мне совсем не нравишься.

— Антея, дорогая, — попытался возразить он.

— Бедный, одинокий мужчина потерял любимую работу, которой добивался так упорно, только потому, что у тебя слишком старомодные взгляды на мир.

— Любимая...

— Нет, — твердо сказала она, прижимая к груди сына. — Я доверила тебе эту информацию. Я никак не думала, что ты так отнесешься к его нелегкой жизни. Я даже видеть тебя не хочу.

— Он нарушал закон, — привел аргумент Майкрофт.

— Я нарушаю законы каждый раз, когда ты мне поручаешь какую-нибудь работу, — отрезала она. — Хочешь, чтоб меня посадили за это?

— Конечно, нет! — воскликнул Майкрофт.

— Ты позволял своему брату колоться и попадать под арест и каждый раз стирал все записи о нем в отчетах, — припомнила Антея. — Это законно?

— Нет, но... — вздохнул он.

— Ты все исправишь, — настояла она. — Ты сделаешь все, что потребуется, чтобы облегчить его сложную жизнь, и будешь делать это с улыбкой на лице, ясно?

— Предельно, — Майкрофт покраснел.

— Франклина надо уложить спать, — она увернулась от поцелуя в щеку. — Сегодня вечером ты мне не будешь нужен, так что иди на свою работу.

— Как скажешь, — послушно ответил он. — Сколько времени тебе нужно?

— Честно? — сердито спросила она. — Неделю. Но, если хочешь, можешь прийти и поспать на диване.

— Конечно, — Майкрофт направился к выходу и обернулся у самой двери. — Я люблю тебя.

— И я тебя тоже, — огрызнулась она. — Теперь иди, пока я не начала завязывать в узлы твои галстуки.

~*~

— Мне, правда, не нужна помощь, — Джон угрюмо плелся вниз по улице.

— Да ты просто послушай, — Майк пыхтел и пытался не отставать от друга. — У меня есть знакомая, она бета и ищет партнера. Думаю, вы сойдетесь идеально! Уверен, она будет не против твоей работы. Она хороший человек. Заведите пару детей и тогда возвращайся к нам в больницу.

Сердце Джона сжалось, а он сам едва поборол приступ гнева. Майк был одним из того малого количества друзей, что у него осталось, остальные перестали с ним общаться. Джон не мог позволить своей злости украсть его союзника.

— Мне не нужна партнерша, — резко сказал Джон. — Мне нужно снять квартиру с кем-нибудь в долю, но кто в здравом уме меня вытерпит?

— Ты второй мне это говоришь сегодня, — усмехнулся Майк.

— И кто был первый? — полюбопытствовал Джон.

~*~

— Доктор Ватсон? — спросил Шерлок, увидев его в дверях.

— Здравствуйте, мистер Холмс, — нервно поздоровался тот.

Шерлок пробежался по нему взглядом и с легкой улыбкой спросил:

— Скрипку терпите?

~*~

— Вы снова арестовать меня хотите? — Джон уставился на знакомого мужчину с зонтом.

— Только если вы сами этого пожелаете, — Майкрофт повел плечами и указал на столик с чайным сервизом. — Садитесь, пожалуйста. Чаю?

— Я не хочу ваш чертов чай, — сказал Джон.

— Это ваш любимый, — заманивал мужчина. — Я купил вам цветы.

— Простите, что? — поразился доктор. — Да кто вы, черт подери? И почему вы дарите мне цветы?

— Моя омега донесла до меня информацию, что я должен предоставить вам компенсацию.

— Компенсацию?

— Да, — ответил мужчина. — Конечно. Я также выбрал для вашего просмотра романтическую комедию.

— Вы прочитали об этих способах извинения где? В журнале "Когда тебе 17"? — гнев, изумление и раздражение боролись внутри Джона за первое место.

— Литература всегда помогает в таких вещах, — невозмутимо сказал мужчина.

— Может вы тогда и волосы мне расчесывать станете? — саркастично усмехнулся Джон. — Кто вы?

— Майкрофт Холмс, — ответил он. — Думаю, вы знаете моего брата.

— Шерлок – ваш брат? — спросил Джон, чувствуя, как участился пульс.

— Да, но, уверяю вас, он не выдавал вашего секрета, — заверил Майкрофт. — Я установил в его палате жучки, когда он спал.

— Жучки? — повторил Джон. — Да вы чокнутый.

— Многие так думают, — холодно ответил Майкрофт. — Вернемся к делу. Мне нужно, чтобы вы приняли подарки.

— Зачем? — спросил Джон.

— Чтобы моя омега меня простила и не заставляла меня спать на диване.

— И вы думаете, что жалкий букетик может все компенсировать? — рассердился Джон. — Вы всю мою жизнь отняли!

— Я буду вам доплачивать каждый месяц за потерю в заработке, — предложил Майкрофт.

— Оставьте себе, — сказал Джон. — Мне не нужна благотворительность.

— Но... — попробовал Холмс.

— И оставьте меня в покое, — Джон не стал его слушать и вышел из пустого ресторана.

~*~

— Я ни за что не соглашусь на это, — твердо сказал Джон.

— Это вполне логичное решение, — невозмутимо сказал Шерлок. — Так говорится в этой книге.

— Это было бы логичным, — сказал Джон, — будь я сумасшедшим больным. Ни сейчас, ни в будущем я не буду заставлять тебя меня оплодотворить и связать этим твои руки.

— Омеги известны своей... - начал Шерлок, но Джон прервал его, выхватив книгу у него из рук.

— Откуда ты взял всю эту чушь? — Джон пролистал страницы. — Вся эта книга – полнейший бред. Неудивительно, что ты все время хочешь меня запереть на ночь. Это не факты, ты, идиот, это чертов эротический роман.

— Читатели утверждали, что события в книге очень схожи с реальностью, - оправдывался Шерлок. — Нет дыма без огня.

— Да ты послушай себя, — спорил Джон. — Шерлок, это книга про течку. В отличие от главного героя, все омеги знают, когда у них следующая течка. Это не появляется вот так внезапно. И давай вспомним тот факт, что я на таблетках, и у меня течки в принципе не может быть.

— Тут сказано, что одна пропущенная доза может спровоцировать преждевременную течку в течение нескольких часов.

— О, Господи, — взмолился Джон. — Не верю, что разговариваю на эту тему. Шерлок, услышь меня сейчас, хорошо? Я доктор. Я также омега, который принимал одни и те же таблетки пятнадцать лет подряд. Можешь ты мне, хотя бы как доктору, довериться?

— Конечно, — незамедлительно ответил Шерлок. —Ты же хороший доктор.

— Вот и замечательно, — вздохнул Джон. — Надежность моих супрессантов: 60%, а значит я могу пропустить двенадцать доз подряд, без каких-либо последствий. Теперь спроси себя, буду ли я пропускать хотя бы одну дозу, если из-за нее зависит мое благополучие?

— Нет, — просто ответил детектив.

— Так-то, — утихомирился Джон. — Так что давай ты перестанешь запирать меня на ночь и выпускать только после того, как я приму таблетки?

— Это для нашего же блага, — фыркнул Шерлок. — Я не хочу становиться рабом омеги.

— Ну тогда, — заключил Джон. — У меня нет никакого желания быть гребаным заключенным у какого-то там альфы.

— Так мы пришли к соглашению? — спросил Шерлок.

— Идиот, мы пришли к нему сто лет назад, — вздохнул Джон.














URL записи

@темы: Sherlock BBC, Гы... это омегаверс, детка!

URL
   

На память

главная